Зов свободы: герои

Зов свободы: герои

1 апреля 2005 года исполняется 50 лет со дня начала национально-освободительной борьбы за освобождения Кипра от колониальной зависимости. Этому важнейшему событию в многовековой истории кипрского народа посвящен цикл материалов «Зов свободы». Вашему вниманию предлагается третья, заключительная часть цикла.

Наталия ЗЫКОВА,

директор Русского православного образовательного центра на Кипре

www.kiproved.com

Клятва вступавшего в ЭОКА

 «Именем Святой Троицы я клянусь:

1. Отдать все мои силы делу освобождения Кипра от британского ига, и, если понадобится, принести в жертву борьбе свою жизнь.

2. Не прекращать борьбы ни при каких обстоятельствах, а только по приказу моего командира либо когда цели борьбы будут достигнуты.

3. Беспрекословно подчиняться приказам командира и только им.

4. В случае ареста или пленения, при любых обстоятельствах, даже под пытками, сохранить в тайне имена членов организации и информацию о ней.

5. Сообщать кому-либо информацию об организации только по поручению командира.

6. Моя деятельность будет всецело посвящена интересам борьбы, но не личным интересам.

7. Если я нарушу эту клятву, пусть постигнет меня суровая кара и позор покроет мое имя».

«ПРОСТО УЧАСТНИК»

Ветеран борьбы за освобождение Кипра от британского колониального ига, член организации ЭОКА Яннис Спанос был очень рад встрече с нами. Видно было, что он готовился к беседе. На столе лежали заранее подготовленные книги, кассеты, видеоматериалы. Интервью началось неожиданно — Яннис стал задавать вопросы нам: «Почему вы решили писать об ЭОКА, что для вас, русских, значит наша борьба?»

Он ждал ответа, а я вспоминала, что одним из первых моих впечатлений после приезда на Кипр были памятники борцам на площадях городов и деревень, безыскусные и простые. Памятники удивили меня датами жизни и смерти. Почти все погибли, не достигнув 30-летнего возраста. «Как молоды были все эти герои», — поделилась я впечатлением со своим другом Ставросом, на что он мне ответил: «Эти мальчики завоевали свободу Кипру».

Это был первый импульс, который пробудил интерес к теме. А потом был маленький музей в моем любимом Махерасе, посвященный национальному герою Кипра Григорию Авксентиу, который предпочел быть заживо сожженным, но не сдался врагу. Те борцы, которые выжили, сейчас пожилые люди. А в 50-е годы они, школьники и студенты, стояли перед самым важным выбором в своей жизни: вступить в ряды борцов, подписав клятву, бороться до конца, быть настоящими мужчинами, или остаться порабощенными — людьми второго сорта в своей стране.

Наш собеседник вступил в ряды организации ЭОКА в самом начале борьбы, будучи 17-летним учеником Всекипрской гимназии. «Не страшно было?» — спрашиваю ветерана и слышу удивительно искренний ответ: «Очень страшно. Но еще было очень стыдно, что моя родная страна — колония. Слава Богу, русские этого позора не испытали».

«Вы обо мне не пишите, что я герой. Какой я герой? Обычный участник движения ЭОКА», — без тени рисовки говорит Яннис Спанос. «Обычный участник» в 17 лет подписал клятву, вступил в организацию борцов и стал выполнять задания организации. У членов ЭОКА были задания самые разные: сбор информации и организация митингов, распространение листовок и участие в демонстрациях. Так начинался путь борца. Однако Спаносу была поручена миссия исключительно опасная — он убивал врагов.

Работал Яннис под началом Стелиоса Мавроматиса, впоследствии повешенного англичанами. Что ощущал молодой человек, глубоко верующий православный христианин, в такой драматический момент? «Люби врагов своих, но бей врагов Отечества», — учила мать-церковь. «Я всегда перед заданием шел в храм, обычно это был храм Иоанна Богослова. Там молился. После акции радости я не испытывал никогда, но было чувство удовлетворения, что честно выполнил задание. А в момент акции никаких мыслей о своей судьбе не было, воля концентрировалась только на одном — выполнить задание».

Я спрашиваю ветерана: «Какой момент из вашей боевой деятельности вам запомнился особенно?» Яннис рассказывает: «В ЭОКА была очень строгая конспирация. Мы знали только непосредственное свое руководство. Однажды получаю приказ: уничтожить офицера Intelligence Service. У меня револьвер, спрятанный под одеждой. И вот выхожу на улицу Ледра, был полдень, сияло ослепительно солнце. Нервы — натянутая струна. Жду, когда этот офицер появится.

День был обычный, кто-то гулял, кто-то шел по своим делам. Вдруг вижу: люди побежали, раздались возгласы «Облава, облава!». Значит, улица оцеплена, и полицейские совместно с английскими солдатами будут обыскивать всех прохожих. Они обычно никого не пропускали, даже маленьких детей обыскивали и довольно грубо. Была какая-то секунда растерянности, а тут слышу, за спиной раздается чей-то спокойный голос, кто-то настойчиво говорит: «Быстро передай мне револьвер».

Краем глаза вижу, что человек, обратившийся ко мне, в полицейской форме. С недоумением поворачиваюсь лицом к полицейскому и вижу с облегчением, что это Эмиль Патсалидис, он хотя и служил в полиции, но был тайным членом ЭОКА. У нас ведь всюду были свои люди. Мгновенно передаю ему револьвер и только тогда вздыхаю с облечением. Он мне жизнь спас тогда. Но не суждено было мне участвовать в боевых операциях до победы. Сначала был арест, а затем концлагерь».

«Концлагерь?! Как это возможно?» — недоумеваю я. Как-то не вяжется это слово с именем страны, которая была союзницей СССР в годы Второй мировой войны, где всегда так были озабочены демократическими нормами и правами человека. Яннис Панос суровеет лицом. О допросах в главном полицейском участке, об изуверах англичанах Линче и Бердже, о жестоком турецком сатрапе Сулеймане наш ветеран рассказывает неохотно.

В феврале 1957 года он —заключенный центральной тюрьмы, а в марте — узник концентрационного лагеря. Как было в лагере? Яннис хмурится и говорит об этом кратко и хлестко: «Это был Освенцим». После чего настойчиво повторяет: «Никакой я не герой, я просто участник. А вы расскажите русским читателям о настоящих героях. Какие люди были! Авксентиу, Матсис, Паликаридис».

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ГЕРОЙ, СГОРЕВШИЙ ЗАЖИВО

Есть на Кипре «Музей борьбы», посвященный событиям 1955-1959 гг. Галерея памяти: фотографии героев, погибших в борьбе за свободу. Юные лица и у каждого портрета горит негасимая свеча. А еще в экспозиции музея есть одно письмо, которое написала в газету Times of Cyprus простая английская женщина Филис Тафт, узнав, что рота английских солдат наконец-то уничтожила Григориса Авксентиу. Вот, что она написала: «Естественно, я не сторонница ЭОКА, но, когда человек окружен превосходящим противником и осознает, что должен либо сдаться, либо умереть, и при этом выбирает борьбу и смерть, которая неизбежна в случае борьбы, то это мужественный человек, и его мужество достойно уважения».

Сейчас здесь, недалеко от стен монастыря Махера, тихо. Спокойствие нарушает лишь пение птиц да жужжание пчел, которые кружатся над сиреневыми дивными цветами, что небольшими букетиками покрывают склоны махерасских гор только ранней весной. Если бы не указатель, мы не увидели бы небольшую пещеру, за ее неприметность она и была выбрана партизанами в качестве убежища. Однажды таким же мартовским днем в далеком 1957 году выстрелы и взрывы разорвали хрустальную тишину солнечного весеннего дня. Сюда пришли английские солдаты, узнавшие, что недалеко от монастыря скрывается Григорис Авксентиу.  

За ним оккупационные власти охотились давно. Профессиональный военный, он окончил Военную Академию офицеров резерва в Греции. До ноября 1953 года служил в греческой армии. В организацию ЭОКА вступил в возрасте 28 лет и показал себя храбрым бойцом и умелым командиром. Вскоре Гривас доверил ему руководить сектором Фамагусты. Он блестяще справлялся с заданиями, проявляя порой не только мужество, но и быстроту реакции и умение найти неожиданное решение.

Так было, например, в сражении при деревне Спилии, когда под покровом тумана два отряда англичан двинулись с разных сторон, чтобы окружить партизанский отряд. Пользуясь тем, что видимость была очень плохая, Авксентиу приблизился к одному из британских отрядов и открыл огонь по другому. Решив, что стреляют партизаны, англичане вступили в перестрелку, не разглядев в тумане, что ведут огонь друг против друга. В итоге 15 солдат противника было уничтожено, 35 ранено. Эта дерзкая операция заставила англичан с особым рвением заняться поимкой героя.

То, что Авксентиу скрывался в Махерасе, англичане знали, но долго не могли его схватить т.к. часто он находил убежище в самом монастыре и скрывался там под видом монаха. 3 марта 1957 года вместе с четырьмя соратниками он находился в небольшой пещере недалеко от монастыря. Внезапно английские войска окружили пещеру. Авксентиу приказал товарищам сдаться, а сам вступил в бой. Англичане обещали сохранить ему жизнь, однако Григорис только тогда перестал отвечать на выстрелы, когда в укрытие были брошены гранаты.

Одного из соратников Авксентиу, Августа Эфстафиу, англичане заставили войти в пещеру, чтобы проверить, жив ли Григорис. Увидев, что командир жив, Август немедленно присоединился к нему и продолжал сражение вместе с Григорисом. Они намеревались продержаться до ночи, чтобы под покровом темноты попытаться скрыться. Англичане же решили покончить с упорным противником раз и навсегда. Им удалось залить в пещеру бензин и поджечь его. В пламени Григорис сгорел заживо. Августу же удалось избежать гибели, получив лишь несколько ожогов. «Люди всегда окружали уважением тех, кто проявил беззаветное мужество», — так заканчивалось письмо англичанки Филис Тафт в газету Times of Cyprus в марте 1957 года.

«МЫ СРАЖАЕМСЯ НЕ ЗА ДЕНЬГИ, НО ЗА ИДЕАЛЫ»

Сотни борцов ЭОКА в 1955-1959 гг. проявили беззаветное мужество, но и в этом созвездии есть наиболее яркие судьбы, незаурядные личности, поступки которых будут восхищать потомков. Кириакос Матсис происходил из села Палехори (в окрестностях Никосии). После окончания университета в Салониках он вступил в ряды ЭОКА. В январе 1956 года он был арестован и после допросов и истязаний был заключен в концлагерь.

Подобные лагеря — малоизвестная страница истории колониального владычества Великобритании на Кипре, а между тем более чем 3000 греков-киприотов прошли в период борьбы английские концлагеря, каковых было одиннадцать. Без всякого суда люди томились там месяцами, а то и годами.

Каждому узнику присваивался номер, люди жили в бараках, которые не отапливались зимой, а летом металлические стены бараков накалялись солнцем, и само пребывание там было подобно пытке. Блоки бараков окружала стена из колючей проволоки, за ней — буферная зона, где днем и ночью сторожили узников охранники со специально тренированными собаками.

Находясь в концлагере, Матсис удостоился небывалой «чести». Его посетил сам маршал Джон Хардинг, губернатор Кипра. Зная, что Матсис был важнейшим членом ЭОКА и постоянно был в контакте с Гривасом, Хардинг пообещал ему  500 000 фунтов стерлингов, а также защиту британского правительства, если Матсис укажет, где скрывается Гривас. Знаменательны слова кипрского патриота, сказанные в ответ английскому маршалу: «Ваше превосходительство! Мы сражаемся не за деньги, но за идеалы».

Как ни была строга охрана, а в ноябре 1956 года Кириакос Матсис бежал из лагеря. После побега он возглавил керинийский сектор. Англичане окружили его в деревне Дикомо. Обнаружив убежище, англичане закричали: «Матсис, сдавайся!» Матсис приказал товарищам покинуть укрытие и ответил врагам: «Живым не сдамся». Англичане забросали убежище гранатами и герой погиб.

АРЕСТОВАННЫЙ НЕКРОПОЛЬ

Похоронили Кириакоса Матсиса в Центральной никосийской тюрьме, на маленьком кладбище, которое соорудили англичане. Там похоронены 13 героев, а их могилы получили название «арестованный некрополь». Могилы расположены подле камер, где содержали героев ЭОКА, приговоренных к смертной казни через повешение.

Хардинг распорядился хоронить здесь повешенных и погибших руководителей ЭОКА, чтобы избежать «массовых выражений скорби и сопутствующих им беспорядков». На могилах православные кресты, имена и даты. Старшему, Матсису, 32 года, а юному Паликаридису едва исполнилось 19. На стене выбиты слова «Смерть храброго мужчины не есть смерть»…

Заканчивая свой рассказ, вновь и вновь перелистываю я хронику борьбы ЭОКА (1955-1959 гг.). У стен древнего храма творит молитву архиепископ Макариос III, полковник Гривас планирует партизанские операции, живым факелом пылает сердце Григориса Авксентиу. А по горным тропам Троодоса идут юноши, почти подростки, чтобы шагнуть в бессмертие, застыв в камне на площадях Кипра. Они обрели свободу, заплатив за обретение самым дорогим, что было у них после любви к Богу и Родине — своей жизнью.

Автор благодарит всех, кто помогал в работе над циклом «Зов борьбы»:

* сотрудников музея Национальной борьбы

* общество исторической памяти движения ЭОКА

* участника движения ЭОКА Янниса Спаноса

* историка Костаса Катсониса

* игумена монастыря Махерас Епифания

* архимандрита Исаию (монастырь Киккос)

и всех кипрских друзей и знакомых, которые нашли возможность поделиться своими воспоминаниями и высказать свое мнение о сложном и ярком периоде кипрской истории — времени борьбы за независимость.

Из архива еженедельника «Европа-Кипр». Дата публикации — 26 марта 2005 года

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.