Вторник, 28 сентября

«Жить я хочу в России. А Кипр пусть будет как дача»

«Жить я хочу в России. А Кипр пусть будет как дача»

«А ты знаешь, что Ольга возвращается в Россию?» — сообщил мне Лёшик. «Почему Россия? У нее же дочь в Великобритании», — удивилась я. «Долго объяснять», — махнул рукой мой лаконичный друг. Я попросила его организовать встречу с Ольгой. На следующий день мы сидели с ней на террасе с шикарным видом на Средиземное море. Ольгу даже не пришлось ни о чем расспрашивать. Она без прикрас объяснила, почему Россия, а не Великобритания или Швейцария.

Дарья ЧЕРНОВА

Ольга — миниатюрная привлекательная шатенка. Она естественна и расслаблена во время разговора со мной. Лишь иногда задумывается над тем, что сказала, и на ее прекрасном лбу появляются две морщинки. Мы договорились, что в статье я изменю ее имя и некоторые детали, чтобы она могла быть более откровенной.

ИЗ БОЛЬНИЦЫ НА КИПР

— Начну издалека. Перестройка, кооперативное движение, первые частные компании, передел имущества. Мы с мужем — молодые, дерзкие и счастливые от того, что вместе. Образование у него инженерное, я — гуманитарий. Мы жили в однокомнатной хрущевке. Нашей дочке пять лет. Муж хотел еще и сына.

Но судьба распорядилась иначе. Мой муж в одночасье из простого инженера превратился в директора завода в одном из регионов России. У него не было ни опыта руководящей работы, ни знаний, которые нужны, чтобы руководить предприятием такого масштаба. Но мой муж упрям, и у него всё получилось. Но какой ценой!

Какие-то люди стали требовать у мужа поделиться прибылью завода. Я была в курсе работы мужа. Прибыли в то время не было. Но «крышу» это не интересовало. Муж много работал, домой возвращался около полуночи. Однажды он не вернулся домой ни час ночи, ни в три, ни в пять утра. Я была на грани помешательства. Дома он появился в восемь утра. Сказал, что «крыша» отвезла его на какую-то дачу, где с ним беседовали до утра. Им нужны были деньги.

От напряжения той ночи я попала в больницу, потеряв нашего сына. О том, что беременна, я не знала. Из больницы домой я не вернулась. Муж собрал вещи, посадил меня с дочкой в самолет и отправил на Кипр.

— Не хочу однажды вернуться домой и не застать вас там, — сказал он мне.

 ЧУЖОЙ БОЙ-ФРЕНД

— На Кипре мы жили неделю в туристических апартаментах, пока не арендовали квартиру. Время было трудное. Я не знала ни одного иностранного языка, ни местных законов, ни здешних правил игры. Муж поручил нас заботам знакомой своей подчиненной. Но через две недели она исчезла. За нас с дочерью взялся ее бой-френд Костас.

Как позже выяснилось, эта женщина ему надоела, и он ее депортировал, решив променять на меня. Но мне не нужны были бой-френды: ни чужие, ни свои. Он говорил по-русски (нахватался слов у своих русских подружек). Врал мне, что решит мои визовые проблемы, а сам надеялся на то, что как только я стану нелегалкой, он начнет меня шантажировать депортацией и склонять к сожительству. Сейчас вся эта история кажется бредом сумасшедшего, но 11 лет назад всё так и было.

В то время я случайно познакомилась с Лёшей. Разговорились. Он выслушал мою версию того, что свои иммиграционные проблемы можно переложить на «знакомого Костаса» и заявил:

— Бегом в иммиграционный отдел, пока виза не просрочена. У тебя три дня осталось. Хорошо, что ты не отдала паспорт своему «знакомому». Деньги есть, чтобы показать офицеру? Нет? Срочно звони мужу, пусть занимает и высылает. Не знаешь, где иммиграция? Хорошо, отвезу, когда муж пришлет деньги.

И вот мы на старой разбитой машинке Лёши едем утром в иммиграционный отдел. Очередь огромная, духота. После четырех часов ожидания наша очередь. Лёша что-то объясняет офицеру, я киваю. Ура! Продлевают визу.

МОШЕННИК

По словам Ольги, от Костаса еле удалось отделаться. Он прекратил свои попытки лишь после того, как встретился с Ольгиным мужем. Жизнь Ольги постепенно налаживалась. У мужа на работе стало спокойнее. И он смог вырваться на неделю на Кипр.

— Почему у вас квартира такая жуткая? — удивился он. — Нужно менять. Я сейчас уже неплохо зарабатываю и не могу позволить тебе и дочери жить в хрущевке по-кипрски.

Ольга нашла квартиру в более спокойном районе, неподалеку от детского сада дочери. Она начала ходить на курсы вождения и английского языка.

— Когда дочь пошла в первый класс английской школы, муж сказал, что мы можем купить себе квартиру. Я была рада, так как устала от ежемесячных визитов владелицы квартиры. Напоив по глупости ее однажды чаем, я оказалась заложницей своего гостеприимства: старая дева засиживалась у нас по три-четыре часа, сетуя на свое житье-бытье.

Мы определились с бюджетом, и я стала выбирать квартиру. Познакомилась с Петросом, который предложил мне осмотреть три квартиры. Сказал, что это его недвижимость. Спросил, какой у меня бюджет. Одна из его квартир мне понравилась. По его словам, она стоила как раз столько, сколько у меня было. Здание было старым, но с балкона открывался красивый вид на море. Квартира была чистая. Я решила покупать.

Когда я увидела контракт на покупку квартиры, в графе «продавец» значилось совсем другое имя. Сначала я решила отказаться от покупки, но Петрос извинился, сказал, что когда он говорит, что владелец недвижимости, то люди легче соглашаются на покупку.

Квартиру я купила. И потом очень сильно пожалела. Ремонт оказался косметическим. Как раз таким, чтобы пустить пыль в глаза покупателям, заделав наспех все щели в стенах. И что самое удивительное, реальная стоимость квартиры оказалась на 30% меньше той суммы, которую я заплатила. Эти 30% Петрос положил себе в карман.

Но жизнь всегда всё расставляет по своим местам. И мошенничеству Петроса пришел конец. Недавно я просматривала дома, выставленные на продажу банками за неуплату кредитов, так как муж попросил подыскать недвижимость для инвестиций. И я оказалась в доме Петроса. Со стен на меня смотрели фотографии, на которых был запечатлен улыбающийся Петрос. Думаю, ему сейчас не до улыбок. Я очень сильно обожглась на случае с Петросом, и поэтому сейчас я по-звериному осторожна. Быть чрезмерно разборчивой в знакомствах меня научил другой случай.

ПОДРУГА-ВОРОВКА

На детской игровой площадке Ольга познакомилась с Еленой.

— Пока наши дочери вместе играли в парке, мы общались. Мне было одиноко на Кипре без мужа, и Елена для меня стала отдушиной. Она больше молчала, а я говорила. Меня как будто бы прорвало. Она приехала на Кипр раньше меня. Откуда? Одному Богу известно. Меня должна была насторожить ее странность: она никогда не рассказывала, из какой страны приехала. Она не говорила, я и не спрашивала.

Однажды она позвонила мне и сказала, что ее затопили соседи, и попросилась переночевать у нас пару ночей. Я не могла ей отказать. На следующий день у моей дочери были танцы в другом конце города. Час езды на занятие, плюс час на само занятие и час обратно.

Когда я вернулась в свою квартиру, она была пуста. Вынесли практически всё, что было можно: деньги, бытовую технику, наши вещи, даже комнатные цветы и коврик в ванной комнате. Полиции так и не удалось найти Елену и ее сообщников. А я пережила одну из страшнейших депрессий в своей жизни, и слово доверие для меня приобрело особый смысл.

УСТАТЬ ОТ ОДИНОЧЕСТВА НА КИПРЕ

— Завод мужа начал приносить доход. И немалый. Мы смогли продать квартиру и переехать в собственный дом с бассейном. Я сознательно ограничила общение с посторонними. Муж, дочь, пара школьных подруг из России, которые изредка приезжают к нам в гости. Еще вот Лёша. И всё. Для меня лучшей подругой стала дочь. Я практически вместе с ней училась в школе, ходила на рисование и танцы. Мне было с ней интересно. Сейчас она поступила в колледж в Лондоне. И я осталась на Кипре одна. В Великобритании я была много раз. Парадокс состоит в том, что дочь просто влюблена в эту страну, а мне она категорически не нравится.

Муж предложил мне переселиться в Швейцарию. Но это тоже не моя страна. Прожив семь лет на Кипре, — спасибо Лёше за то, что он уберег меня от судьбы нелегалки, — я подала на кипрский паспорт. Скоро его должны выдать.

То, что мне пора уезжать с Кипра, я поняла случайно. Меня остановил полицейский за превышение скорости. Я, как обычно, могла мило улыбнуться и пощебетать с ним о том, что я всегда езжу осторожно, что данное нарушение было случайным и что больше такое не повторится. И он был готов включиться в игру и, пожурив меня, отпустить. Но в тот раз я сказала:

— Нарушила? Выписывайте штраф.

Мне кажется, даже полицейский был удивлен. Я вдруг поняла, что устала фальшиво улыбаться, устала говорить на чужом мне языке, устала от этого яркого солнца и вечно зеленого города. Устала быть одна в этой чужой для меня стране.

КИПР БЕЗ ЛЮБИМЫХ — ВОВСЕ НЕ РАЙ

Я остановила машину и набрала российский номер мобильного телефона мужа:

— Всё, больше не могу.

Он понял меня с полуслова.

— Я хотел тебе сюрприз приготовить. Ну, раз уж тебе невмоготу, то слушай: я начинаю новый проект. И ты будешь его руководителем.

— Я?!

— Да, ты. Правда, придется иногда ездить в Москву, повышать квалификацию. Возвращайся уж, лягушка-путешественница.

И я подумала: зачем мне этот Кипр без любимых людей? Я поняла, что все эти годы безумно скучала по мужу. Что люблю свой город, где полгода лежит снег. Что готова простить лицам моих горожан их хмурость, потому что фальшиво улыбаться они не умеют, и что если они улыбаются, то это всегда искренне. Просто поводов для улыбок в нашей северной стране не так уж много. Что скучаю по золотым осенним листьям, зимней метели и весенней капели.

Мне хочется, как в детстве, завернувшись в теплый плед, пить чай с малиной и расспрашивать бабушку, мамину маму, о ее молодости. Больше общаться с дедом, отцом папы, которого нежно и трепетно люблю за его прямоту характера и обескураживающую доброту. Я его долго уговаривала переехать на Кипр. Но он наотрез отказался, заявив, что его могила должна быть рядом с бабушкой. Можно долго перечислять то, чего мне не хватает здесь, на Кипре.

Кипрский паспорт я всё равно получу. Главное, чтобы срок действия пинк-слипа не прерывался. Вилла у нас на Кипре остается. И я всегда смогу приехать сюда, чтобы полюбоваться этим умопомрачительным видом на море. Но жить я хочу в России. А Кипр пусть будет как дача.

Статья из архива «Европы-Кипр»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.